Переживание смысла

Смысл, по определению А.Н. Леонтьева, и есть отражение отношения цели действия к мотиву.

Как считает К. К. Платонов, переживание — генети­чески более древняя психическая функция; свой­ственное в зачаточных формах и животным, приобрело у человека в связи с развитием речи словесное выражение и определило социальный аспект его развития; построе­ние отношений присуще только человеку.

Деятельность человека активна в том смысле, что она чем-то побуждается и что-то ее направляет как бы на себя. Действие со всеми своими способами, порождающее сознательное отображение действительности в языковой форме, разворачивается только в том случае, если в нем есть нечто движущее. Обычно это движущее изображается в двух формах: первая, особо подчеркиваемая в старой психологии, — это то, что движет изнутри, потребности, влечения субъекта. Эти внутренние состояния могут определить направленность деятельности лишь тогда, когда они определенным образом конкретизированы. Пока это чувство не наполнено представлением о предмете, оно не побуждает действие. Оно начинает побуждать действие только тогда, когда возникает представление о предмете потребности. Только когда человек видит или представляет стакан воды, жажда «бросает» его к стакану, то есть нужно, чтобы потребность была представлена в предмете, предметно. Если потребность не опредмечена, то она способна только побудить ненаправленное поисковое поведение, заставить меня метаться, обследовать ситуацию. Тот предмет, который движет, направляет на себя деятельность, и есть мотив деятельности. Иными словами, предмет деятельности есть ее действительный мотив.

Само собой разумеется, что он может быть как вещественным, так и идеальным, как данным в восприятии, так и существующим только в воображении, в мысли. Главное — то, что за ним всегда стоит потребность, что он всегда отвечает той или иной потребности.

Как же представлен мотив в сознании?

Для того, чтобы ответить на вопрос о том, как мотив представлен в сознании, необходимо рассмотреть другую сторону движения значений. Эта другая сторона состоит в той особой их субъективности, которая выражается в приобретаемой ими пристрастности. Само по себе значение есть вещь, глубоко человеку безразличная, будь то стол, стул, абстракции — «N-мерное пространство» или счастье, благо, беда. Чтобы не быть равнодушным, сознаваемое объективное значение должно превратиться в значение для субъекта, приобрести личностный смысл. Личностный смысл является «образующей» сознания. Рассмотрим один мрачный пример, который описывает Леонтьев: слово «смерть». Каждый понимает, что имеют в виду, когда произносят это слово, так как его значение для всех является общим. Однако это слово понимается нами по-разному в тех случаях, когда рассуждают о смерти в аудитории и когда смерть грозит кому-то из наших близких. Одно и то же значение понимается по-разному потому, что оно включено в разные отношения. Следовательно, различаются «значение-в-себе» — «значение-для-себя» и «значение-для-меня». «Значение-для-меня», которое называется смыслом, а потом ограничивается это «личностным смыслом» — образующая сознания.

Итак, безразлично, осознаются или не осознаются субъектом мотивы, сигнализируют ли они о себе в форме переживаний интереса, желания или страсти. Их функция, взятая со стороны сознания, состоит в том, что они как бы «оценивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах — придают им личностный смысл.

Что же касается внутренних переживаний, возникающих на поверхности системы сознания в виде переживаний интереса или скуки, влечений или угрызений совести, то они лишь кажутся внутренними силами, которые движут деятельность субъекта. Эти внутренние переживания, непосредственно открывающиеся субъекту за мотивом при реализации потребности, выполняют своеобразную функцию, которая состоит лишь в наведении субъекта на их действительный источник. Реальная функция этих переживаний состоит в том, что они сигнализируют о личностном смысле событий, разыгрывающихся в жизни субъекта, заставляют его как бы приостановить на мгновение поток своей активности, всмотреться в сложившиеся у него жизненные ценности, чтобы найти себя в них или, может быть, пересмотреть их.

Вывод

В плане психического отражения все выше перечисленное сопровождается переживанием смысла действия. Ведь чтобы человек побуждался совершить действие, которое приводит лишь к промежуточному результату, он должен понять связь этого результата с мотивом, т.е. «открыть» для себя его смысл.


Теория порога
Американскими психологами проведен обширный цикл работ по выяснению связи креативности и интеллектуальности. Это, прежде всего, работы самого Гилфорда, который считал, что интеллектуальные способности в своем развитии ведут к креативности. П. Торренс в своих экспериментах получил определенную корреляцию между показателями IQ и креативн ...

Природа человеческих иллюзий. Понятие иллюзорности
Что можно сказать про иллюзии, кроме того, что они есть. Распространенные мнения - очень разны, начиная с того, что вообще нет иллюзий до того, что весь мир - сплошная иллюзия. Есть ли шанс понять, как с этим обстоит дело на самом деле, и как это можно практически учитывать? Для этого, всего лишь нужно понимать механизмы восприятия и т ...

Виды отклоняющегося развития (дизонтогении)
Термин «дизонтогения» был введен представителями клини­ческой медицины для обозначения различных форм нарушения нор­мального онтогенеза, возникающих в детском возрасте, когда морфофункциональные системы организма еще не достигли зрелости. В большинстве своем это так называемые непрогредиентные болезненные состояния, своего рода пороки ...