Диалогический подход
Страница 1

В настоящее время, основной способ решения проблемы отношений психолога-клиента в отечественной практической психологии – это своего рода «внутренняя профессиональная эмиграция», когда доминирующей формой является репродукция и адаптация существующих разновидностей психотерапии-консультирования – от психоанализа до нейролингвистического программирования, от аналитической психотерапии до онтотерапии, от психодрамы до системной семейной психотерапии, от клиенто-центрированной психотерапии до фокусирования и т.д. и т.п.

И, тем не менее, в течение последних 10–15 лет усилиями ряда отечественных психологов-психотерапевтов (Ф.Е. Василюк, А.Ф. Копьев, Е.Т. Соколова, Т.А. Флоренская, А.У. Хараш и др.) была предпринята попытка продуктивного подхода, разработки отечественной разновидности вне врачебной психотерапии-консультирования. Эта разновидность стала называться диалогическим подходом. Следует, однако, отметить, что теоретической базой данного подхода стала отнюдь не советская психология, а две фактически досоветские внепсихологические концепции – физиологическая концепция доминанты А.А. Ухтомского (1966) и литературоведческая концепция диалога М.М. Бахтина (1963). В рамках диалогического подхода диалог выступает, с одной стороны, как эмпирический факт психотерапевтической-консультативной практики, как диадическое общение психотерапевта-консультанта и пациента-клиента, а, с другой, – как основной теоретический конструкт.

Несмотря на то, что разработчики и сторонники диалогического подхода сближают, почти отождествляют понятия «доминанта на другом» и «диалог», нам представляется, что семантические контексты данных понятий образуют скорее антиномичные, нежели синонимичные психологические концепции. Для А.А. Ухтомского общение изначально монологично, поскольку ограничено «двойником», той тенью или системой проекций, которая встраивается в пространство общения между мной и другим, препятствуя непосредственному контакту и непосредственному общению с другим, как другим, замыкая человека в коконе эгоцентрической (аутичной, нарциссической, солипсической) доминанты. Непосредственное (диалогическое) общение возможно лишь в особых случаях, как результат большой и трудной внутренней работы, завершающейся «смертью двойника» и возникновением принципиально иной, новой доминанты – доминанты на другом (на собеседнике, на его лице).

Всякое проявление человека рассматривается в этой концепции как реплика в этом большом, глобальном диалоге. Поэтому любое человеческое проявление (даже молчание, бездействие, игнорирование общения и т.п.) диалогично по своей сути. Монолога не существует a`priori. М.М. Бахтин писал: «Быть – значит общаться диалогически…. Два голоса – минимум жизни, минимум бытия» (Бахтин, 1963, с. 338–339).

В рамках диалогического подхода к психотерапии-консультированию противоречие феноменологической (А.А. Ухтомский) и онтологической (М.М. Бахтин) концепций диалога снимается в психологической категории диалога как конкретного события общения. В таком диалоге, с одной стороны, возникает доминанта на собеседнике, происходит размыкание границ внутреннего мира, прорыв навстречу другому человеку, а с другой стороны, – актуализируется подлинное, диалогическое бытие человека, его диалогическая природа. В общении двух людей такой диалог, выступающий как реальная антитеза монологу, может состояться и не состояться. Степень диалогичности общения выступает здесь как результат преодоления различных форм неподлинного, монологического (закрытого, ролевого, игрового, манипулятивного, т.е. конвенционального) общения. В этой связи ситуация психотерапевтического-консультативного общения трактуется как такая ситуация, в которой диалог оказывается возможным.

Развивая содержание основной категории диалогического подхода, его сторонники разработали четыре основных понятия данного подхода – позиция вненаходимости, внутренняя диалогичность, диалогическая интенция и диалогическая позиция.

Позиция вненаходимости – особая, профессиональная позиция психотерапевта-консультанта, осваивая которую он перестает воспринимать внутренний мир собеседника (пациента-клиента) как сферу своей практической деятельности или как объект рационального анализирования и гипотезирования, но, напротив, начинает воспринимать этот мир как лишь отображаемое и понимаемое содержание. Активность психотерапевта-консультанта, находящегося в позиции вненаходимости, проявляется лишь как его внимание к различным аспектам внутреннего мира клиента и как его адресованность к различным психологическим инстанциям (голосам) этого внутреннего мира.

Страницы: 1 2


Развитие познавательной сферы
Восприятие в раннем возрасте остается синкретичным и расплывчатым. Узнавание предметов осуществляется по какому-либо случайному, яркому признаку, детали. Это проявляется в том, что ребенок часто рассматривает картинки, фотографии "вверх ногами". Восприятие развивается по мере овладения ребенком предметной деятельностью, в хо ...

Общая характеристика деятельности психолога.
Отнесенность понятия "профессия" к психологии не очевидна. Во всяком случае в наиболее распространенных у нас психологических словарях оно как таковое не раскрывается, а в словаре К. К. Платонова это понятие раскрыто в соответствии с его экономическим значением и общепринятым словоупотреблением. Правда, отнесенность к нашей на ...

Опросники как методики исследования личности и их специфика
Рейнвальд Н.И. Личность и характер: учебное пособие. – М.: Изд-во РУДН, 1992, 88 с. Психологический статус личности в различных социальных условиях: диагностика и коррекция / Межвузовский сборник // Под ред. В.С.Мухиной. – М.: Прометей, 1992, 198 с. Развитие и диагностика способностей / Л.Г.Алексеева и др. // Отв.ред. В.Н.Дружинин, В. ...