Диалогический подход
Страница 1

В настоящее время, основной способ решения проблемы отношений психолога-клиента в отечественной практической психологии – это своего рода «внутренняя профессиональная эмиграция», когда доминирующей формой является репродукция и адаптация существующих разновидностей психотерапии-консультирования – от психоанализа до нейролингвистического программирования, от аналитической психотерапии до онтотерапии, от психодрамы до системной семейной психотерапии, от клиенто-центрированной психотерапии до фокусирования и т.д. и т.п.

И, тем не менее, в течение последних 10–15 лет усилиями ряда отечественных психологов-психотерапевтов (Ф.Е. Василюк, А.Ф. Копьев, Е.Т. Соколова, Т.А. Флоренская, А.У. Хараш и др.) была предпринята попытка продуктивного подхода, разработки отечественной разновидности вне врачебной психотерапии-консультирования. Эта разновидность стала называться диалогическим подходом. Следует, однако, отметить, что теоретической базой данного подхода стала отнюдь не советская психология, а две фактически досоветские внепсихологические концепции – физиологическая концепция доминанты А.А. Ухтомского (1966) и литературоведческая концепция диалога М.М. Бахтина (1963). В рамках диалогического подхода диалог выступает, с одной стороны, как эмпирический факт психотерапевтической-консультативной практики, как диадическое общение психотерапевта-консультанта и пациента-клиента, а, с другой, – как основной теоретический конструкт.

Несмотря на то, что разработчики и сторонники диалогического подхода сближают, почти отождествляют понятия «доминанта на другом» и «диалог», нам представляется, что семантические контексты данных понятий образуют скорее антиномичные, нежели синонимичные психологические концепции. Для А.А. Ухтомского общение изначально монологично, поскольку ограничено «двойником», той тенью или системой проекций, которая встраивается в пространство общения между мной и другим, препятствуя непосредственному контакту и непосредственному общению с другим, как другим, замыкая человека в коконе эгоцентрической (аутичной, нарциссической, солипсической) доминанты. Непосредственное (диалогическое) общение возможно лишь в особых случаях, как результат большой и трудной внутренней работы, завершающейся «смертью двойника» и возникновением принципиально иной, новой доминанты – доминанты на другом (на собеседнике, на его лице).

Всякое проявление человека рассматривается в этой концепции как реплика в этом большом, глобальном диалоге. Поэтому любое человеческое проявление (даже молчание, бездействие, игнорирование общения и т.п.) диалогично по своей сути. Монолога не существует a`priori. М.М. Бахтин писал: «Быть – значит общаться диалогически…. Два голоса – минимум жизни, минимум бытия» (Бахтин, 1963, с. 338–339).

В рамках диалогического подхода к психотерапии-консультированию противоречие феноменологической (А.А. Ухтомский) и онтологической (М.М. Бахтин) концепций диалога снимается в психологической категории диалога как конкретного события общения. В таком диалоге, с одной стороны, возникает доминанта на собеседнике, происходит размыкание границ внутреннего мира, прорыв навстречу другому человеку, а с другой стороны, – актуализируется подлинное, диалогическое бытие человека, его диалогическая природа. В общении двух людей такой диалог, выступающий как реальная антитеза монологу, может состояться и не состояться. Степень диалогичности общения выступает здесь как результат преодоления различных форм неподлинного, монологического (закрытого, ролевого, игрового, манипулятивного, т.е. конвенционального) общения. В этой связи ситуация психотерапевтического-консультативного общения трактуется как такая ситуация, в которой диалог оказывается возможным.

Развивая содержание основной категории диалогического подхода, его сторонники разработали четыре основных понятия данного подхода – позиция вненаходимости, внутренняя диалогичность, диалогическая интенция и диалогическая позиция.

Позиция вненаходимости – особая, профессиональная позиция психотерапевта-консультанта, осваивая которую он перестает воспринимать внутренний мир собеседника (пациента-клиента) как сферу своей практической деятельности или как объект рационального анализирования и гипотезирования, но, напротив, начинает воспринимать этот мир как лишь отображаемое и понимаемое содержание. Активность психотерапевта-консультанта, находящегося в позиции вненаходимости, проявляется лишь как его внимание к различным аспектам внутреннего мира клиента и как его адресованность к различным психологическим инстанциям (голосам) этого внутреннего мира.

Страницы: 1 2


Эмоции и развитие личности
Два рода факторов важны при рассмотрении вопроса о соотношении эмоции и развития личности. Первый - это генетические задатки субъекта в сфере эмоций. Генетический склад индивида играет, по-видимому, важную роль в приобретении эмоциональных черт ( или порогов ) к различным эмоциям. Второй фактор - личный опыт индивида и обучение, относящ ...

Основные составляющие имиджа семьи
Имидж семьи можно классифицировать по следующим параметрам: - знаку (очевидно, что имидж семьи может быть положительным и отрицательным); - соотношению личностной и профессиональной составляющих семьи; - по фактору, образующему имидж семьи (имеется в виду, что факторы, влияющие на имидж семьи, могут быть различными: к ним относятся т ...

Особенности и закономерности развития памяти и внимания у детей с умственной отсталостью
Трудно переоценить значение развития психокогнетивных процессов, в том числе памяти и внимания, для полноценного формирования познавательной сферы личности. Память Согласно исследованиям X. С. Замского, умственно отсталые дети усваивают все новое очень медленно, лишь после многих повторений, быстро забывают воспринятое и, главное, не ...